Зменшити кількість податків і знизити ставки вимагають в Асоціації платників податків України. Держава мусить повністю змінити податкове законодавство, реформа має бути простою і зрозумілою, переконані учасники сьогоднішнього з'їзду.

 

Нагадаю, один із законопроектів про зміни до Податкового кодексу вже зареєстрований у Верховній раді. Проте, зараз навколо цього документу - палкі дискусії. Якщо знизити податки - звідки ж тоді наповнювати бюджет країни?

 

"Там де знизили кількість податків, там де знизили тиск на бізнес, де зменшували ставки, з часом ці країни перетворилися на сильні процвітаючі держави. А якщо ми хочемо залатати дірки на півроку - це інше питання. Ці півроку пройдуть. А що далі?", - стверджує президент асоціації платників податків Грігол Катамадзе.

 

"До кінця року повинні бути прийняті зміни до Податкового кодексу і повинні бути прийняті зміни до Бюджетного кодексу країни. Кількість податків була знижена у минулому році. На сьогоднішній день мова йде про зниження декількох ставок, в першу чергу це ЄСВ", - каже керівник державної фіскальної служби України Роман Насіров.

За последний год крупные и мелкие предприниматели ощутили действие целого ряда налоговых нововведений. О том, как от этого изменилась бизнес-среда и инвестиционная привлекательность Украины и Киева, мы поговорили с первым вице-президентом Ассоциации плательщиков налогов Украины Юрием Атаманюком

Politeka: Какую роль в формировании благоприятной бизнес-среды в стране играют профильные общественные организации в целом и ваша ассоциация в частности? Каковы ваши цели?

 

Юрий Атаманюк: Ассоциация плательщиков налогов Украины — самая большая бизнес-ассоциация в стране. Она объединяет 7 тыс. субъектов предпринимательства, на предприятиях которых работают порядка 3 млн человек. Поэтому любая законодательная инициатива или изменение налоговых норм и правил влияет на какой-либо из сегментов ассоциации. Основные наши задачи — защита бизнеса от фискальных проверяющих органов, предоставление площадки переговоров для предпринимателей и власти и законодательный лоббизм интересов плательщиков налогов. Но установить диалог с властью не всегда получается. Если бизнес всегда открыт к конструктиву, то государственные органы иногда считают приемлемым отвечать нам отписками. Например, так было с нашей инициативой по предоставлению налоговых льгот предприятиям, которые трудо­устраивают беженцев с Донбасса. Хотя этого ждут 1,8 млн переселенцев в надежде быстрее найти работу, Государственная фис­каль­ная служба ответила: «Не поддерживаем, потому что это приведет к сокращению бюджетных поступлений». Из успешных инициатив ассоциации можно назвать отмену предложения Минфина по тотальному введению кассовых аппаратов.

 

Politeka: Почему вы были против введения кассовых аппаратов?

 

Юрий Атаманюк: Это тот случай, когда бизнес не видит справедливости предложенного нововведения. Когда идет воровство из бюджета посредством непрозрачной тендерной политики и процветает теневая экономика, правительство пытается увеличить нагрузку на малый бизнес. Хотя вместо этого чиновники могли бы получать деньги от детенизации — эксперты оценивают возможные налоговые поступления в бюджет в 10 млрд грн в месяц. Когда решить проблему поступлений в бюджет хотят за счет конкретного человека, который работает на рынке, но больше ничего при этом не меняется, тогда предприниматели не готовы идти на жертвы. Поэтому они вышли под Верховную Раду. В Швейцарии все налоговые изменения проходят через референдум. Когда власти Швейцарии заявили, что им не хватает денег на содержание инвалидов и предложили увеличить налогообложение населения, народ согласился и проголосовал за. Потому что там люди знают: если они платят пенсионный сбор, то получают достойную пенсию. И так с любым налогом. Если бы у нас хоть одно налоговое нововведение вынесли на референдум, экономическому блоку правительства пришлось бы уйти в отставку.

 

Politeka: Как представители бизнеса оценивают экономическую ситуацию в стране и последние налоговые нововведения?

 

Юрий Атаманюк: Здесь я сошлюсь на социологическое исследование бизнес-среды Институтом экономики. Выяснилось, что, по мнению 50% опрошенных, ситуация в стране ухудшилась, а условия для ведения бизнеса являются неприемлемыми. Проблема в том, что правительство пытается залатать дыры в бюджете путем введения новых налогов: на депозиты, недвижимость, автомобили, пенсии (это вообще ноу-хау в истории экономики), акциза на пиво, военного сбора, увеличения ставки налогообложения физлиц, дополнительного налога на импорт, увеличения акцизов. В этом году мы насчитали 11 подобных нововведений, которые ухудшают жизнь каждой конкретной семьи. Например, с заслуженного шахтера начали собирать налог на пенсию. Если он положил свои сбережения на депозит, с этого тоже необходимо заплатить налог. Купили крупнолитражный автомобиль — тоже заплатит налог. При этом каждое из нововведений — сомнительное с точки зрения экономического эффекта. Такое ощущение, что авторы налога на депозиты мыслили так: подсчитали сумму депозитов физлиц по всей стране, посчитали подоходный налог на них и решили, что к концу года получат такой объем дополнительных поступлений в бюджет. Но в результате получили отток депозитов, отток из банковской среды и как следствие — охлаждение экономики. То есть те деньги, которые работали, создавали и добавленную стоимость, и налог на прибыль, и рабочие места, ушли из экономики вместе с потенциальным налогом на эти депозиты. В результате дополнительного налога на покупку крупнолитражных авто их оборот уменьшился в этом году вдвое.

 

Politeka: Какие шаги для улучшения бизнес-среды, по вашему мнению, следовало бы делать в первую очередь?

 

Юрий Атаманюк: Во-первых, детенизация экономики. Все грозятся заставить олигархов платить налоги. Но никто еще не сказал, что конкретная финансово-промышленная группа платила в год, допустим, 100 млн грн налогов, а после применения определенных мер — 1 млрд грн. А сейчас крупный бизнес не платит налоги в полном объеме, а средний и малый — должен. Здесь же борьба с контрабандой. Если есть воля, побороть ее можно очень быстро. Всего субъектов внешнеэкономической деятельности не так много — около 10 тысяч. Если разделить их на рисковые и нерисковые, это значительно упростит дело. Нерисковыми являются поставщики иностранных продуктов от производителей. Рисковыми — поставщики товара из офшоров. Последних всего около 500. Такие субъекты должны растаможиваться на специализированной открытой таможне. Здесь кроется 80% контрабанды. Остальные 20% — мелкие поставщики. Если сломить глобально ситуацию с крупными потоками контрабанды, то отомрут и мелкие нарушители, потому что против них будут бороться легальные поставщики, чтобы добиться справедливой конкуренции. По мнению экспертов, от контрабанды бюджет Украины ежемесячно теряет 2 млрд грн. поступлений. Также для увеличения доверия к налоговым инициативам правительства должно прекратиться воровство из бюджета. Тендеры должны проходить открыто, чтобы любой бизнесмен мог их выиграть.

 

Politeka: Нужна ли бизнесу административная реформа?

 

Юрий Атаманюк: Она является важнейшим шагом к борьбе с коррупцией и снижению давления на бизнес. Необходимо сокращать количество чиновников и проверяющих органов. Но здесь подход должен быть индивидуальным к каждой структуре и ведомству. Ведь где-то люди выстаивают очереди, чтобы попасть к чиновникам на прием и получить какую-либо услугу. В то же время во всех государственных органах создают подразделения по борьбе с коррупцией, которые сами являются коррупционными рисками. Бороться с коррупцией с помощью новых подразделений и должностных лиц невозможно. Здесь нужно менять систему, например, максимально вводить электронные услуги и минимизировать личное общение с должностными лицами. Украина сейчас является лидером в мире по количеству чиновников на субъект предпринимательства. Раз их такое количество, то государство не может обеспечить их хорошими условиями и зарплатами. В результате всех этих чиновников содержит бизнес. Одна из структур, от которых можно полностью избавиться, это Госфининспекция со штатом в 7,2 тыс. человек, на содержание которой идет 2 млрд грн бюджетных средств в год. Задача этой структуры — проверять предприятия с государственной формой собственности или с государственной частью. То же самое делает и Государственная фискальная служба. Поэтому Госфининспекцию можно ликвидировать, не передавая ее функции никому, и ничего не изменится. Вот это и есть борьба с коррупцией. Ведь каждый проверяющий бизнеса имеет коррупционный соблазн, особенно при зарплате в 2 тыс грн.

 

Politeka: Как вы оцениваете инвестиционный климат в Киеве?

 

Юрий Атаманюк: Знакомство инвесторов со страной начинается с Киева. Сегодня здесь идет серьезное падение всех показателей. Уровень заработных плат в 2015 году по сравнению с прошлым годом сократился в полтора раза. Задолженность по зарплатам выросла на 40%, количество безработных — на 38%. Для инвесторов это говорит о неблагоприятной бизнес-среде. Ведь в то же время и убытки столичных компаний упали в четыре раза. С апреля прошедшего года из города вывели 3,5 млрд инвестиций. В целом показатели Киева едва не хуже, чем общегосударственные, хотя столица должна быть показательной, ведь рынок любых товаров и услуг здесь самый широкий и активный. Дело в том, что в Киеве с каждой сменой власти начинаются волнения. Например, любой новоназначенный глава КГГА считает нужным сменить со скандалом директора Бессарабского рынка «под себя». Это — одно из инвестиционно привлекательных коммунальных предприятий столицы, которое можно было бы продать или сдать в аренду на прозрачных условиях и получить и деньги в бюджет, и порядок. Так же можно поступить и с другими КП, которые сейчас не приносят городу прибыли. Или, к примеру, почему бы не найти инвестора для строительства платного моста, чтобы киевляне за небольшие деньги могли ехать с левого берега на правый по мосту с идеальной дорогой и без пробок? Но инвесторы не захотят идти в столицу на тех условиях, которые есть сейчас, когда выиграть инвестиционный конкурс честно и прозрачно невозможно. То же самое и с застройщиками, которые стали заложниками подпольных махинаций чиновников, с одной стороны, и псевдоактивистов — с другой. Чиновники выдают им разрешительные документы с нарушениями, а радикально настроенные политические силы пользуются этим и зарабатывают на том, что не позволяют строительным компаниям вести бизнес, пока также не получат откат. Пока все это не прекратится, говорить об инвестиционной привлекательности Киева не приходится.